Путин/Пиночет/Плебисцит: большой урок от маленькой страны

П

Сегодня в Чили живут 18,7 миллионов человек, включая меня. В 1988 году, когда решалась её судьба, население было меньше на треть  —  всего 12,8 миллионов. В 11 раз меньше современной России, одна Москва. Этого хватило, чтобы провести в прямом смысле невероятный плебисцит  —  в его счастливый исход мало кто верил.

Народное голосование в Чили было прямолинейным. “Да” или “нет” нужно было сказать не скопу поправок в Конституцию, включая заботу о стариках, животных, истории и языке, как бы мимоходом обнулив избирательные сроки президента (если вы до сих пор не понимаете, о чём голосование в России  —  посмотрите объяснение Максима Каца).

Нет, чилийцы в бюллетене видели лишь “Плебисцит  —  Президент Республики” и имя диктатора, полтора десятилетия до этого совершившего государственный переворот. Вертикальная черта-плюс на ответе SÍ означала, что Аугусто Пиночет Угартэ мог оставаться у власти ещё восемь лет (вдвое меньше того, на что претендует Путин с возможностью переизбираться до 2036 года). Черта на NO  —  что через год в стране должна была пройти передача власти на демократических выборах.

Образец бланка на чилийском референдуме 1988 года
Бланк на чилийском референдуме в 1988 году

Это был уже третий референдум при военной хунте. Первый подразумевался как ответ на обвинения Генеральной Ассамблеи ООН в систематических нарушениях прав человека. Тогда бланк воинственно гласил: “Перед лицом международной агрессии, направленной против правительства нашей Родины, я поддерживаю президента Пиночета в его защите достоинства Чили и подтверждаю легитимность правительства Республики суверенно руководить процессом институционализации страны”. 78,6% за, 21,4% против.

Второй был нужен для создания новой Конституции и завершился с результатом 67,04% за, 30,19% против. Текст, который писали девять лет, позже неоднократно исправляли. Тем не менее, полная смена основного закона, созданного при Пиночете, остаётся важным гражданским требованием и сегодня. Вопрос обострился во время социального взрыва в октябре 2019-го и будет рассмотрен на новом плебисците в конце этого года (что общего у чилийских протестов с выступлениями против расизма в США, читайте здесь).

Цель третьего референдума была так же проста, как формулировка в бюллетене: окончательно утвердить Пиночета и его приспешников в глазах международной общественности. Иными словами, оставить в прошлом сомнительное происхождение власти и те самые нарушения прав человека, включая пытки и убийства сотен и тысяч несогласных.

Довольный парень показывает вверх два средних пальца на митинге кампании НЕТ

Предыдущие плебисциты подвергались критике из-за непрозрачности (привет российской недельной процедуре), поэтому третий было решено провести по-другому. Легитимность процесса и свободу волеизъявления обеспечивали международные наблюдатели, приглашение к диалогу оппозиции и даже симметричная агитация (в России пропагандировать против поправок запрещено).

Главной дискуссионной площадкой стал телеэфир. В течение месяца обе стороны имели по 15 минут национального вещания в день. На неделе ролики выходили в 22:45 вечера, по выходным  —  в 11:30 утра. Агитировали по очереди  —  в один день трансляцию начинали с НЕТ и продолжали ДА, на следующий день наоборот.

Кампанию НЕТ делали лихо и отчаянно: в 15 минут нужно было вместить всё, что замалчивалось 15 лет, и заставить поверить в возможность перемен. Узнать больше о рождении победоносной стратегии и о тех, кто её реализовывал, можно в фильме “НЕТ” с Гаэлем Гарсиа Берналем в главной роли (переведённый трейлер здесь).

Несмотря на большой бюджет и высочайшую поддержку, кампания ДА блекла на фоне оппонентов. На обывательском уровне штаб НЕТ делал упор не на экономические показатели или ужасы диктатуры, а на чистую радость от возвращения демократии. Заглавная песня, написанная на манер рекламного “джингла” и быстро ушедшая в народ, так и называется  —  “Чили, радость приходит!”. Оцените простые и искренние слова, запоминающуюся мелодию и жизнеутверждающий видеоряд в оригинальном ролике с подстрочным переводом.

5 октября 1988 года, несмотря на слухи о возможной отмене, голосование состоялось. В нём приняли участие 7 435 913 человек, из которых ДА сказали 43,01%, а НЕТ  —  54,71%. После подсчёта голосов, чуть позже полуночи, Пиночет объявил кабинету министров: “Господа, плебисцит проигран. Хочу видеть ваши заявления об отставке немедленно. Это всё”. В 2 часа ночи результат узнала вся страна.

На следующее утро тысячи чилийцев вышли на улицы праздновать победу НЕТ, в том числе огромным гулянием на главном проспекте столицы. Той же ночью Пиночет признал результат референдума в выступлении на национальном телевидении. Одна из чилийских газет описала произошедшее так: “Бежал единственным и пришёл вторым”.

В декабре того же года в Чили прошли первые после диктатуры президентские выборы, на которых с 55,17% голосов победил Патрисио Эйлвин, кандидат от Христианско-демократической партии. Оказавшись на посту, он поручил организацию Национальной комиссии по установлению истины и примирению, которая расследовала нарушения прав человека при военной хунте. Результат её работы известен как доклад Реттига.

Небольшая по населению и очень молодая страна  —  всего 210 лет с объявления независимости от испанской короны  —  может многое рассказать о плебисцитах. Например, что сказать НЕТ, когда спрашивают,  —  реально и правильно. Что даже искалеченное недоверием и экономически разрозненное общество может изменить своё будущее. Что неудобный действующей власти вариант способен победить и начать череду кардинальных преобразований к лучшему. Что каждый голос зачтётся. Что не всё предрешено. Что частая причина падения авторитарных режимов  —  проигрыш ими же организованных выборов.

Бойкот голосования по поправкам к Конституции РФ недопустим. Голосуйте против.

Пример чёрно-белой агитации кампании НЕТ

Tags · Etiquetas · Теги

New · Nuevo · Новое